«По городу надо ходить пешком»

                    Председатель Первомайского райисполкома Геннадий Кощеев – о Кирове 40 лет назад и сегодня.


                                                                                   1.jpg


Геннадий Демьянович Кощеев.

Возглавлял Первомайский райисполком г. Кирова в 1976 – 1979 годах. Работал первым заместителем председателя горисполкома в 1982 – 1985 годах. Награжден Почетным знаком «За заслуги перед городом Кировом».


   - Геннадий Демьянович, вы возглавляли Первомайский район в 70-е годы. Хорошо знаете и проблемы района, и проблемы города. Сильно изменился Киров за эти годы?

   - Очень сильно. Можно судить хотя бы по городским стройкам. В наше время такие грандиозные объекты, как сейчас – космический центр, бассейн, легкоатлетический манеж – редко строились. А дома сейчас какие ставят! Мы раньше пятиэтажку строили год – два: то у нас цемента нет, то кирпича. Мы поэтому частенько и Новый год встречали на сдаче очередного дома: план надо было выполнять, а ресурсы не позволяли. А сегодня – совсем другое дело. Так бурно строительство никогда не шло. Конечно, и в наше время возводились стратегические объекты – тот же путепровод по Воровского (это было мое первое «боевое крещение»), тот же Биохимзавод… Но вот жилищное строительство отставало. А сейчас - не успеваешь оглянуться - кругом новые дома, микрорайоны.

   В благоустройстве городских территорий – разительные перемены. Мы не могли позволить себе в таких объемах обустраивать общественные площадки – как, например, набережная Грина или Парк Победы. Или вот овраг Засора – это была моя мечта - облагородить его. Но нам практически не выделялись на такие дела деньги. А сегодня город находит возможность и, несмотря на дефицитный бюджет, вкладывается в оформление таких вот уголков. Смотрите – чуть не каждый год новые фонтаны появляются. Сейчас преображают Кочуровский парк. Большое дело!

   Здорово, что наконец дошли руки до дворов – у нас на это тоже не было денег, и дворы мы обустраивали в основном силами жителей. А сейчас – сотни миллионов выделяются на обустройство дворовых территорий. Это просто мечта.

   - Цветы опять же…

   - Цветы – отдельная тема. Я очень приветствую вот эту идею Александра Викторовича Перескокова украсить город цветами, насколько только возможно. Потому что сама по себе идея не затратная, но вполне выполнимая. Мы тоже озеленяли город, каждый год высаживали по 2 тысячи деревьев. Но - честно скажу – на такие вещи, как разбивка цветников, особо внимания не обращали. У нас, конечно, были клумбы, мы так же точно просили предприятия, чтобы они обихаживали свою территорию. Но вот чтобы так массово, повсеместно - нет.

   - А где бы лично вы сейчас посадили цветы?

   - У нас практически ни одного цветочка нет в парке Гагарина. Или в парке Кирова только около цирка есть цветники, но парк ведь большой. Нужно еще цветочные зоны сделать. Особое внимание надо уделить Парку Победы, скверу Трудовой славы – это многолюдные площадки, кировчане любят там отдыхать.

   - У вас есть, наверное, любимые места в городе?

   - Конечно. Набережная Грина, Александровский сад. Зимой очень люблю кататься на лыжах у Дворца пионеров, круги наматываю. Юркин парк мне нравится, был там несколько раз. Уникальное место. Жаль, что в наше время таких комплексов не было.

   - Зато, как сейчас утверждают кировчане, город был намного чище…

   - Я бы не сказал, что он был чище. Вернее, я бы не сказал, что коммунальные службы работали лучше или эффективнее. Возможно, у нас было больше дворников. Но у нас не было техники. А сегодня смотрю – тут трактор работает, там подметальная машина – они же в значительной степени заменяют людей.

   Но тут важнее другое. Тогда, в 70-е годы, и кировчане были куда активнее. Я почему всегда любил на утро после субботников пройтись по городу: жителей на субботники приходило так много, что у нас был прибран каждый уголок! И людям это было не в тягость, наоборот – с удовольствием шли. Вот сообщали, что в этом году в субботниках приняли участие 26 тысяч человек. А у нас выходил практически весь город. Все – предприятия, образовательные учреждения, спортивные – полным составом. Конечно, город блестел после субботников.

   - А зимой? На субботники же не выводили людей, но город не был завален снегом…

   - Ну как не был завален? Я вот помню зиму 1979 года – тогда снегом завалило всё, в буквальном смысле. Мы не справлялись со снегопадами - ни людей, ни техники не хватало. И я знаете, что сделал? Обратился к жителям Первомайского района по областному радио – с просьбой выйти с лопатами в свои дворы и убрать снег. И что вы думаете? Сработало! Люди в самом деле вышли, и дворы у нас были чистые. А сейчас как? Я каждую зиму в своем дворе долблю лёд. Долблю час, другой, третий… Всё жду, что кто-то из соседей выйдет, подключится, особенно молодежь. Нет! Люди выходят из подъезда: «Долбишь?» - «Долблю». И проходят мимо. Из окна выглянут, посмотрят, наверное, подумают, – «чудак», - на этом всё и заканчивается.

   - Потому что жители считают это работой дворников - они же зарплату получают.

   - Так и в советские времена дворники зарплату получали. Тут надо понимать, что силами только коммунальных служб порядок в городе не навести никогда. Ну никогда не будет столько дворников, чтобы успевали убрать брошенные кем-то окурки, фантики или вычистить от снега каждый тротуар, каждый двор. Без активного участия кировчан ситуация особо не изменится.

   - А дороги? Жителей же не призовешь на строительство дорог – тут профессионалы должны работать.

   - Должны. И работают вроде бы. Но, на мой взгляд, такой объем, такое количество плохих дорог, сколько мы имеем сейчас, не осилить даже за несколько лет. Это должна быть системная и последовательная работа. С одной стороны, надо отслеживать качество. Потому что, действительно, дорогу ремонтировали полтора года назад, - смотришь, а она снова вся в ямах. С другой стороны, нужен четкий план ремонта дорог на ближнюю и дальнюю перспективу. И, мне кажется, должен быть Совет по дорожному строительству, который мог бы вести все эти вопросы на профессиональном уровне. Сегодняшний принцип, когда приоритеты в ремонте дорог определяются по голосованию жителей, - может не туда завести, потому что, конечно, каждый житель, каждый микрорайон будет голосовать за «свою» дорогу. А здесь нужна профессиональная аналитика, оценка, профессиональный подход.


3.jpg

 

   - Что еще в городе не так? Что бы вы с высоты своего опыта хотели изменить?

   - Надо больше думать о людях при жилищной застройке. Новые микрорайоны вырастают, люди заселяются, но ведь им нужны детские сады, больницы в шаговой доступности. Надо, чтобы уже на этапе проектирования строительные организации все это предусматривали, чтобы думали не только о прибыли, но и о горожанах, которые купят здесь квартиры, будут создавать семьи, растить детей.

   - Сегодняшней власти сложнее работать, чем вам было? Или проще?

   - Однозначно не скажешь. В чем-то сложнее, в чем-то легче. Критики со стороны жителей стало значительно больше: интернет, соцсети… Но я бы не советовал принимать эту критику уж очень близко сердцу, потому что многое люди говорят несправедливо, из-за незнания сути вопроса. Надо ориентироваться на компетентное мнение – а его может дать только тот, кто разбирается в теме, кто сам – лично – занимался ею. Критиков у нас сейчас предостаточно. А вот людей, которые готовы участвовать в решении проблемы, которые вместо того, чтобы рассуждать, как грязно во дворе, выйдут и приберут его, - мало.

   - А 40 лет назад выходили и прибирали. Но тоже ведь не потому, что такие сознательные все были? Наверняка же как-то убеждали людей.

   - Конечно. И прежде всего с предприятиями работали. Сейчас, я знаю, это тоже делается, но предприятия откликаются уже не с той готовностью. А мы в свое время поняли, что руководители предприятий – наша опора. И мы создали совет хозяйственных руководителей Первомайского района. И мы регулярно собирали директоров предприятий для обсуждения каких-то вопросов, инициатив, и каждый раз на разных предприятиях. У кого-то что-то новое появляется – все вместе идем туда – смотреть, изучать, перенимать опыт.

   Помню, как готовились к 30-летию Победы. Ну вот как отметить, как заинтересовать народ? И у меня родилась такая идея. Было 10 городов-Героев. До праздника оставалось 10 месяцев. И мы решили: каждый месяц ударного труда посвятить одному из городов-Героев. А победителей соревнований за этот месяц бесплатно свозить в город-Герой. Организовали соревнования на предприятиях. И каждый месяц вывозили делегации от района (ударники труда с разных предприятий) в города-Герои – за 10 месяцев 300 человек. Я сам организовывал такую поездку в Ленинград. К слову, тогда же завязалась и дружба кировских предприятий с этими городами.

   - А непосредственно для города предприятия что-то делали?

   - А как же… На предприятиях и держалось всё. Прихожу к руководителю, говорю – ну нет у меня денег, но мы же для людей делаем, не для себя. Давайте всем миром. Так, например, у нас родилась традиция закрепления за предприятиями общественных площадок. Распределили между предприятиями остановки общественного транспорта и на каждой остановке аншлаги разместили, где написано, кто отвечает за ее содержание, ФИО директора предприятия. И вот этот директор едет утром на работу, видит – непорядок на закрепленной за ним территории. А перед горожанами стыдно же. Он сразу звонит в свою хозяйственную службу – приберитесь, почините, покрасьте… Так и создавался порядок в городе.

   Еще важно, чтобы каждым районом, городом руководили неравнодушные люди, которые душой болеют за свое дело. И я вижу, что в сегодняшнем руководстве областного центра – большинство таких. Могу сказать, что и мой любимый Первомайский район, и город – в хороших руках. От управленческой команды очень много зависит. В мое время такую боевую, неравнодушную команду в Первомайском районе создали первый секретарь райкома Иван Лаврович Медведев (мы его называли «отцом района) и председатель райисполкома Виктор Петрович Костин.


   2.jpg

  

- Что бы вы хотели пожелать жителям Кирова в преддверии его 643-летия?

   - Бережного отношения к нашему любимому городу. Активного участия во всех его делах, чтобы Киров стал лучшим городом в России. Это можно сделать, это реально – но надо, чтобы каждый житель хотел этого. Без помощи кировчан не получится. С теми же цветами – ну давайте поддержим руководителей города, давайте выйдем – и каждый в своем дворе посадим цветы. Красиво же, нам самим приятно будет.

   - А руководителям города чего пожелаете?

   - Нести эту ношу достойно. Думать о людях. Больше ходить по городу пешком. Потому что когда идешь по улице своими ногами, а не на машине, - видишь все недостатки, все проблемные места – и получаешь куда больше информации, чем в отчетах твоих сотрудников.

   Ну и всем-всем кировчанам хочу пожелать здоровья, счастья, удачи во всех делах!



Алексей Вепрев: «При грамотном заказчике деньги на строительстве дорог украсть невозможно»

Почему дороги ремонтируют в дождь, зачем нужны дорожные паспорта, кто растит дорожников – об этом и другом в интервью руководителя «Гордормостстроя» Алексея Вепрева.

DSC_7112.jpg


Алексей Вепрев, генеральный директор МУПП «Гордормостстрой».

Родился в Кировской области. Работать начал с 13 лет, на комбайне. Служил в армии. Образование высшее - Российский государственный открытый технический университет путей сообщения (ныне Московский государственный университет путей сообщения). Специальность - строительные машины и дорожное оборудование.

В дорожной отрасли – 15 лет, в том числе в качестве дорожного рабочего – 3 года.

В МУПП «Гордормостстрой» - 10 лет, начинал с должности начальника участка механизации.


- Алексей Владимирович, бытует мнение, что наши дорожники не умеют делать дороги.

- Это мнение людей, не обладающих ни теоретической базой, ни тем более практической. Дорог у нас нет не потому, что дорожники не умеют их делать. А потому, что по-настоящему, так, как это должно быть, содержанием и ремонтом дорог в Кировской области (и во многих регионах России) не занимался никто уже несколько десятков лет.

- А как «должно быть»?

- При современном строительстве земляное полотно (основание дороги, самый нижний слой), дорожная «одежда» (подушка) «живут» 50 лет. Но при этом каждые 25 лет должен проводиться капитальный ремонт дороги. А каждые 4 – 5 лет - замена верхнего слоя асфальта.

Я 10 лет работаю в ГДМС, за это время мы провели капремонт только на двух участках кировских улиц – по Воровского и Некрасова. Это было 6 лет назад. Спустя 4 года, то есть 2 года назад, надо было менять верхний слой этих дорог. И далее – каждые 4 года.


2.jpg


- Почему этого не делается?

- Вопрос не ко мне. Объекты для строительства и ремонта определяет заказчик. В нашем случае – Дирекция дорожного хозяйства.

- …У которой, очевидно, свои аргументы. Например, недостаток финансирования. По вашим оценкам, сколько денег нужно, чтобы дороги в областном центре привести если не в идеальное, то хотя бы в нормальное состояние?

- По миллиарду ежегодно в течение 8 – 10 лет, и это без учета капитальных ремонтов и строительства новых дорог.

- А имеет смысл? Еще одно бытующее мнение: в дорожной сфере все разворовывается.

- Это миф. Непосредственно на строительстве дорог при грамотном заказчике деньги украсть практически невозможно.

- Почему?

- Потому что всё измеряется в конкретных цифрах, и количество завезенного на ремонт дороги материала – и материала, непосредственно уложенного на дорогу, очень легко сопоставить. И грамотный заказчик отслеживает всё пошагово.

Вот мы взяли землю - сняли высотные отметки. Вырыли корыто бульдозером, укатали катком - сняли высотные отметки. Положили песок, уплотнили - сняли высотные отметки. Заказчик удостоверился, что полотно заданной длины, глубины и ширины. Потом то же самое со щебнем, с асфальтом. Всё выверяется достаточно точно электронными контрольными приборами.


DSC_7071+_1.jpg   DSC_7072+_1.jpg



- В таком случае почему дороги, отремонтированные год назад, сегодня «никакие»?

- Для начала. Дорога – это 6 «слоев»: земляное полотно (основание), песок, щебень (подушка) и 3 слоя асфальта: нижний, средний, верхний.

Все дороги построены в давние советские времена, и построены под совсем другие нагрузки и по другим нормативам, - и можно сказать, что сегодня ни одна дорога у нас не имеет качественного земляного полотна, то есть - основания. Что это значит? Со временем поверхность дороги повреждается, внутрь начинает попадать влага. Если своевременно не проводить текущие и капитальный ремонты, влага проникает в земляное полотно, оно начинает разрушаться, проседать. И когда мы при таком земляном полотне меняем только верхний слой асфальта (а это и делалось все последние десятилетия), - он неизбежно в скором времени даст трещины.

В подавляющем большинстве случаев причина трещин – именно состояние земляного полотна.

Какая самая главная проблема у наших дорог? Образование колеи. Из-за чего оно происходит? Опять же из-за отсутствия «одежды», «пирога». Асфальт – лишь защита этого конструктива. Поэтому, когда разрушается внутренний слой, асфальт просто принимает его форму – и тоже разрушается, конечно.

Вот сейчас мы делаем улицу Строителей. Я смотрю - там внутри нет ничего – ни щебня, ни песка. Основания нет. Но асфальт сверху положен. Такая дорога долго служить не может.


DSC_7069+_1.jpg  DSC_7052+_1.jpg


- Ситуацию со свежим ремонтом на Порошинской дороге можете прокомментировать? Дефекты возникли по объективным причинам или это ошибка подрядчика?

- Этот участок делал не «Гордормостстрой», и на взгляд мне сложно сказать. Хотя я думаю, что подрядчик всё сделал правильно, по технологии. Но даже если он ошибся (что, конечно, случается - никто и никогда не застрахован от ошибок), – он сразу же исправил свою ошибку. За собственный счет. То есть выполнил свои обязательства. Это обычный рабочий момент.

Однако посмотрите, что делают пользователи соцсетей, многие общественники, СМИ – без всяких разбирательств, без всяких выяснений репутационно опускают этого подрядчика ниже плинтуса. А после того как ошибка исправлена, никто ведь не потрудился вот так же щедро, на весь белый свет рассказать об этом. То есть очернили, вбросили негатив, - а о дальнейшем развитии ситуации умолчали. А вы потом говорите – «бытует мнение»… Оно поэтому и «бытует».

- Ремонт дорог – всегда на виду. И люди своими же глазами видят, как, например, асфальт укладывают в дождь.

- Ни один подрядчик не делает этого намеренно. Как только начинаются дожди – мы останавливаем работу. Но ситуации бывают разные. И укладка асфальта в дождь – как правило, вариант из разряда «двух зол». Допустим, подрядчик рассчитывал успеть завершить укладку асфальта до дождя – и завез 3 машины асфальтобетонной смеси. Однако успел уложить только 1 машину, начался дождь.

У каждой смеси – своя предельная температура, допустимая при укладке. И вот начался дождь – и мастер или бригадир ждут, когда он закончится, и одновременно следят за температурой смеси. Потому что если температура опустится ниже допустимой – этот асфальт будет уже непригоден для работы, его надо утилизировать, причем еще и оплатить утилизацию. Это значит, что подрядчик понесет убытки. А убытки сразу отразятся на финансовом состоянии предприятия, на заработной плате сотрудников, у которых тоже семьи, дети, кредиты…

И в такой ситуации мастер принимает решение продолжить укладку асфальта на влажное основание. И это правильное решение. Возможно, потом на каком-то участке возникнут дефекты – скажем, на ста из тысячи квадратных метрах. Но исправить эти дефекты экономически рациональнее, чем отказаться от асфальтирования всей тысячи квадратных метров – и тем самым потерять и время, и материал, и средства.

Вместе с тем бывают ситуации, когда ни по погодным условиям, ни по температурному режиму асфальтобетонной смеси работы проводить уже просто нельзя – в этом случае подрядчик полностью отказывается от них, принимая на себя весь убыток.


DSC_7090+_1.jpg   DSC_7092+_1.jpg


- В соцсетях часто пишут о том, что загородные трассы лучше, чем городские, и служат дольше. Почему?

- Потому что в городе много инженерных сетей, коммуникаций.

Теплоузлы на дороге, колодцы - перепады температур внутри тоже разрушают дорогу. Или, например, когда начинают разрушаться стенки теплокамеры, начинается и разрушение прилегающего участка дорожного полотна диаметром в несколько метров вокруг. Если вовремя не остановить, не заменить в том числе и теплокамеру, - очаг еще разрастется, гидроизоляция полотна нарушается. А таких моментов очень-очень много. Поэтому на городских дорогах трещин не избежать, а в однородном полотне за городом при прочих равных условиях их будет значительно меньше.

По этим же причинам, кстати, на городских дорогах ремонт продвигается медленнее, чем за городом. Вот мы копнули полотно – а на глубине 40 см кабель «Ростелекома». Спрашивается – что он там делает, если по всем нормативам глубина для кабеля должна быть не меньше 70 см? И мы ведь не можем просто вырвать этот кабель. Мы выходим на его владельца, разговариваем с ним, согласовываем действия… При том, что сроки у нас и так всегда сжатые, и всегда мы зависим еще и от погоды. И люди не железные, а когда «ловим» погоду, приходится работать по 12 – 14 часов в сутки, а бывает и больше.

- К слову, о людях. Достаточно ли насыщен рынок труда «дорожными» кадрами? Нет кадровой проблемы?

- Есть. Текучесть в дорожной сфере достаточно высокая. Казалось бы, и зарплата неплохая – в среднем порядка 30 тысяч рублей. Но когда человек 6 смен подряд «отпахал» на ремонте дорог с утра до вечера, он уже настолько устал, что ему хоть 100 тыс. пообещай, он скажет – нет. И многие так и говорят: лучше я буду за 15 тысяч работать там, где спокойней и меньше нагрузка, чем за 40 тысяч – у вас. Потому что работа крайне тяжёлая. Много ночных смен – ремонт легче и быстрее проводить ночью, когда на дорогах нет машин. А это всё – здоровье. Плюс ветер, холод, дождь, снег… Или палящее солнце. Спина, суставы, - профессиональные болезни. При таких нагрузках, да если еще у человека сдает здоровье, даже самые высокие зарплаты оказываются не нужны.

Поэтому у нас, как правило, остаются люди, для которых зарплата – не единственный и не самый главный мотиватор. Люди, для которых эта работа – дело всей жизни.

- Людей «с улицы» на такую работу, наверное, не возьмешь…

- Нет, конечно. Чтобы «вырастить» мастера, надо 5 лет. Чтобы «вырастить» прораба – еще 3 года. И даже если мы берем выпускника вуза, мы не можем сразу назначить его на инженерно-техническую должность, надо, чтобы хотя бы год-два он поработал непосредственно на дороге, «на лопате» - в качестве рабочего. Просто чтобы уметь делать это все собственными руками. И только после этого ты можешь называть себя дорожником. И только после этого ты можешь руководить теми же рабочими, давать им какие-то указания. Но после вуза на такие условия мало кто соглашается.


4.jpg

- Что все-таки, на ваш взгляд, надо сделать, чтобы у нас были дороги, а не направления?

- Финансировать дорожную отрасль не по остаточному принципу, а по приоритетному. Сделать все процессы в дорожной сфере открытыми и прозрачными. Многие ли из кировчан, например, знают, что такое региональный дорожный фонд, как он наполняется и как расходуется? А эта информация должна быть полностью открыта, должна быть размещена на экране на главной площади города – и ежедневно обновляться: приход, источники пополнения, расход – сколько, куда, когда, на какой объект… Потому что дорожный фонд – это деньги граждан: это акцизы от топлива, транспортный налог, штрафы, сборы по системе Платон.

И еще важный момент – паспортизация всей улично-дорожной сети. Сейчас ее нет. Но это надо делать. Пусть эта работа займёт 10 лет. Зато мы будем иметь полные данные о каждой дороге: протяженность, параметры, топографические условия, технические характеристики полотна, его состояние и состояние всей дорожной инфраструктуры (остановочные павильоны, стоянки, дорожные знаки, освещение) и т.п.

Это позволит не только более профессионально вести содержание и ремонт дорог, но и планировать все работы на ближнюю и дальнюю перспективу, и понимать, какую дорогу мы ремонтируем (и как ремонтируем) в следующем году, через 5 лет, через 10…

Конечно, в таком случае заказчику понадобится дополнительное техническое оснащение, своя лаборатория, свой проектный отдел. Но надо

рассчитать: может быть, игра стоит свеч?



Главный дворник района – это обязывает

Сегодня в Первомайском и Октябрьском территориальных управлениях глава администрации города Кирова Александр Перескоков представил новых руководителей. С сегодняшнего дня, 10 мая, Октябрьским теруправлением руководит Михаил Долгополов, возглавлявший до этого Первомайский район.

А к руководству Первомайским районом с завтрашнего дня, 11 мая, приступит Вячеслав Симаков, работавший ранее начальником городского управления благоустройства и транспорта.

Оба руководителя ответили на наши вопросы.

simakov.jpg     Долгополов.jpg



- Когда вам предложили возглавить район, - вы...

Михаил Долгополов: А что я? В таких случаях мысли и чувства остаются в стороне. Мне сказали: надо. Ну надо так надо. Рабочий момент.

Вячеслав Симаков: Бурных эмоций не было. Было удивление: не ожидал такого предложения. Но воспринял позитивно: для меня это новое интересное направление работы, которое во многом будет пересекаться с моей сегодняшней деятельностью.

- Можете ли рассказать о том, как и почему было принято решение о переводе вас на эту работу?

М.Д.: Я не разговаривал на эту тему с руководством и не стану делать предположений, как-то комментировать. Мне сказали – есть необходимость такого шага. Наверняка это взвешенное решение. Вряд ли глава администрации сидел в одиночестве и думал – «куда бы мне засунуть Долгополова, так чтобы его не было видно». Считаю, что если меня переводят на новое место, значит, я неплохо выполнял свою работу на прежнем участке.

В.С.: Как и почему принималось решение – не расскажу, не знаю. Но, наверное, это позитивная оценка моей работы. К тому же, как известно, долго на одном месте оставаться нельзя – надо развиваться, браться за решение новых задач, чему-то учиться, привносить в любое дело что-то своё. Ну и, как сказал мне Александр Викторович Перескоков, сегодня между городским управлением благоустройства и транспорта и территориальными управлениями есть непонимание по некоторым вопросам. Работая в должности главы территориального управления, я изнутри увижу и существующие проблемы, и причины недопонимания. Надеюсь, мне это поможет в работе.

- Какие задачи поставил перед Вами глава администрации?

М. Д.: Я всегда говорил, что руководитель территориального управления – это главный дворник района. Есть свой участок работы, и этот участок надо содержать и вести так, чтобы люди были довольны.

Каких-то специфических задач передо мной не ставилось. Первомайский район – это центр города. Здесь много исторических и административных зданий, своя специфика есть в заречной части. Октябрьский район – это район промышленный. Предприятия, расположенные здесь, являются основой нашего города. И в свое время я уже работал в этом районе, с этими предприятиями. Да, у всех изменилась форма собственности, но отношение людей к своей работе осталось прежним.

Для меня каких-то кардинальных изменений с этим назначением не произойдет: я как главный дворник района возьму лопату, метлу – и перейду на другой участок.

В.С.: Задача у нас одна – чтобы жителям в городе было комфортно. Первомайский район – в числе лучших в Кирове, здесь очень хорошо налажена работа с населением, четко отработаны все механизмы. Главное – не навредить и продолжить уже начатые проекты и программы. И, конечно, дать старт новым.

С каждым годом мы приближаемся к 650-летию города, основные юбилейные торжества пройдут как раз на улицах и площадках Первомайского района - исторического центра Кирова. И хочется подчеркнуть историческую самобытность, уникальность Первомайского района, всего города. Сегодня, например, по улице Горбачева несколько старых зданий, где располагаются кафе и магазины, оформлены их владельцами в старинном стиле. Считаю, что такой подход надо развивать: в исторической части города всё должно подчеркивать исконность, неповторимость, верность многовековым традициям.

- Планируете ли какие-либо кадровые перестановки на новом месте?

М.Д.: Мне очень комфортно было работать в коллективе Первомайского теруправления – за каждого сотрудника я могу поручиться головой, за каждого переживаю и с каждым хотел бы работать в дальнейшем. Но я не могу взять - и перевести весь коллектив на новое место работы. Просто потому, что этот коллектив настроен на работу в Первомайском районе: специалисты знают проблемы района, знают, как их решать, и будут делать это.

С другой стороны, и в Октябрьском районе трудится уже сложившаяся команда. Я не считаю, что там необходимы какие-то кардинальные перемены – будем продолжать работать.

В.С.: Сначала надо детально вникнуть в работу, посмотреть, как она налажена – а уже потом делать какие-то выводы. Но я знаю, что в Первомайском районе работает очень сильная профессиональная команда. Каждый человек на своем месте. Надеюсь, что этой же командой мы будем двигаться дальше.

- С чем особенно жаль расставаться, переходя на новое направление?

М. Д.: Жалость, как говорится, вещь непартийная. Жаль оставлять любое дело, которым вы занимаетесь на протяжении многих лет. Может быть, отчасти это и ревность. Конечно, я не мечтал о том, чтобы перейти из Первомайского в Октябрьский район. Не прикидывал, как бы это мне завершить карьеру в Первомайском районе, сделать «дембельский аккорд» и уйти. Планы есть, и продолжать их реализацию будет созданный коллектив – хороший, профессиональный. Территориальное управление – это ведь не Долгополов, это 50 человек, работающих с единой целью – сделать район лучше.

И воплощение наших совместных планов и наработок не зависит от того, буду я здесь работать или нет. Возможно, новый руководитель внесет в эту работу какие-то коррективы – у каждого свой стиль руководства, свое видение.

Я отработал в Первомайском теруправлении без малого 13 лет, из них почти 10 непосредственно руководил районом. Поэтому, безусловно, испытываю некий душевный дискомфорт, переходя в Октябрьский район. Но это не дает мне оснований отказываться от поступившего предложения. Я не могу сказать: «Не трогайте меня, я здесь привык, мне удобно и хорошо», - это неправильно.

В.С.: С людьми жаль расставаться. В управлении благоустройства и транспорта, где, кстати, я отработал 10 лет, очень хороший, профессиональный коллектив. Он складывался годами, в результате остались те, кто по-настоящему предан своему делу, кто душой болеет за город. А те, кто к этим вопросам относился поверхностно, несерьезно, как-то сами собой отсеялись.

- Расскажите о своей работе на прежнем месте. Выделите главное, чего удалось добиться за это время.

М. Д.: Главное – это активизация жителей района. Я считаю, что человек должен любить место, в котором живет. Я не хочу сказать, что все те 80 тысяч кировчан, которые живут в Первомайском районе, относятся к нему трепетно и заботливо, но тем не менее именно этот район является базой для создания органов территориального общественного самоуправления. Я не стал бы говорить о каких-то конкретных, предметных достижениях: парках, скверах, памятниках, фонтанах. Это не главное - главное, что у района есть душа. Нам удалось достичь взаимопонимания с населением. Люди приходят к нам со своими просьбами, и мы эти просьбы выполняем. С каждым разговариваем, вникаем в проблемы. Такой контакт крайне важен, его ничем не заменишь.

В.С.: Наверное, главное, что направление городского благоустройства не стоит на месте, развивается. За эти годы выполнено большое число проектов – это и благоустройство набережной Грина, и обновление Парка Победы, и оформление сквера Трифона Вятского, и появление новых скверов в разных районах Кирова. Только световых точек на территории областного центра стало за последние годы в 2 раза больше.

- А есть что-то, чего вы не успели сделать на прежней работе, и сейчас жалеете об этом?

М. Д.: Любые начинания, проекты выполняются не одним руководителем, а целым коллективом. Да, возможно, мне несколько жаль, что мы не доделали сквер в слободе Дымково, не всех змей вывели в Озерках, не убрали все несанкционированные свалки. Но есть путь, способы решения этих и других проблем. Не сомневаюсь, что всё начатое будет завершено моим преемником.

В.С.: Есть ряд обязательств, выполнение которых пока не завершено, но это будет сделано, я уверен. В том числе и при моем личном участии. Мне последние дни звонят люди с вопросами. Вот бабушка по поводу валки старых деревьев на Профсоюзной улице спрашивает: «Теперь уж не сделаете?» Ну как не сделаем? Сделаем. Приюты для бездомных животных беспокоятся, не останутся ли они теперь без помощи. Не останутся. Мужчина из Ганино звонил: сделаете ли наружное освещение, как обещали? Сделаем. Всё будет продолжено.

- Если говорить о работе руководителя территориального управления в целом, что, на ваш взгляд, объединяет это направление? Где кроются основные проблемы и сложности?

М.Д.: Когда берешь 131-й федеральный закон, положение о территориальном управлении и видишь все задачи, обозначенные там, то понимаешь, что среди них нет ни одной простой. В ведении территориального управления - и защита населения от чрезвычайных ситуаций, и проведение массовых мероприятий, и трудоустройство школьников, и взаимодействие с предприятиями, находящимися на территории района, и проведение субботников. Все это непросто и выделить из этого списка наиболее сложное я не могу. Конечно, в первую очередь мы обращаем внимание на чистоту, на привлекательность района для жизни. Но ведь все это создается людьми. Как говорится, чисто не там, где метут, а там, где не мусорят. Важно доносить это до людей. И важно работать над созданием территориальных общественных самоуправлений, центров местной активности. Сейчас, например, в Первомайском районе действует Совет руководителей района – тех, которые возглавлял этот район в разные годы. Мы постоянно встречаемся, и зачастую «старейшины» подсказывают верные решения. Считаю, что в нашей работе должны быть традиции, преемственность поколений.

И, конечно, постоянный контакт с жителями. Бывает, общаемся на повышенных тонах. Но после этих встреч мне иногда говорят: «Не обижайтесь, что мы вам много наговорили, мы все понимаем». Вот это – бесценно. И на это я отвечаю, что любое замечание, критика или предложение от людей – руководство к действию для нас. Конечно, бывает неприятно, когда тебя в чем-то упрекают, но в итоге ты идешь и делаешь.

Людей ведь волнуют очень конкретные вещи, и это понятно. Иногда бывает так: ты, к примеру, садишь цветы, а тебе жалуются, что где-то не убрана грязь. Ты бросаешь цветы - и идешь убирать грязь. И думаешь: вот ведь, цветы не увидели, а грязь заметили. Но и это тоже понятно: недостатки люди замечают больше, чем что-то хорошее. А значит, наша задача – сделать так, чтобы недостатков становилось все меньше.

В.С.: Работа с людьми. Решение проблем благоустройства. Ведь непорядок на территориях часто бывает не потому, что власть чего-то не сделала. А потому, что предприятия, организации нарушают установленные правила благоустройства. Важно выяснить – почему нарушают. Возможно, слабо проработана нормативная база, так что люди не боятся ответственности. Как показывает практика, душеспасительные беседы с нарушителями не дают никакого результата. Только административные меры, наказание. И если мы говорим о комфорте и благополучии десятков тысяч людей, снисхождений к нарушителям порядка быть не должно.

А есть вопросы, которые под силу решить совместно с жителями. Например, заречная часть города благоустроена слабо, даже нормально оборудованных тротуаров мало. Есть у меня идея реализовать проект, в котором примут участие жители, - это несложно и недорого, было бы желание. Посмотрим, насколько проект будет интересен людям.

- Что Вы можете пожелать своему преемнику на этом посту?

М.Д.: Я желаю ему влюбиться в этот район, эта любовь станет главным двигателем прогресса. А на что обратить внимание… Думаю, в такой ситуации не нужно давать советов. Придет – и разберется. У каждого свое видение решения проблем. Если попросит совета – конечно, помогу. Любой нормальный руководитель, приходя на новое место, не начинает с того, что ломает все подряд. Он сначала осматривается, анализирует: что есть, чего нет, что правильно сделано, что не очень… И только потом предлагает свои решения, обсуждая их со специалистами.

В.С.: Терпения и трудолюбия. Прислушиваться к населению. Стараться максимально подробно объяснять людям, почему мы что-то делаем или не делаем. Потому что горожане часто просто не знают и соответственно не понимают сути проблем или каких-то решений. Отсюда выводы, что, мол, власть бездействует или действует неграмотно. На самом деле это не так. Проблем, действительно, много. Но они все решаемы и решаются.


Мнение

«Из хороших рук в хорошие руки»

Геннадий Кощеев, председатель Первомайского райисполкома в 1972 –1979 годах:

Кощеев_мнение.jpg

   

   

     - Первомайский район всегда был передовым, на него всегда можно было равняться. Я вижу, что район постоянно движется вперед, многое меняется, становится лучше. И мне приятно, что этому району везет на руководителей: его возглавляют профессиональные, грамотные, неравнодушные люди. Вот и сейчас район переходит из хороших рук в хорошие руки. Это здорово!





Справка

Первомайский район города Кирова образован Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 марта 1972 года.

Расположен на территории площадью 86,8 кв. км. В состав района входят 6 населенных пунктов: деревни Богородская, Большая Субботиха, Малая Субботиха, Гнусино, село Порошино, поселок Сидоровка.

В районе проживает более 77 тысяч человек, насчитывается свыше 200 улиц, более 4000 жилых домов. На территории района зарегистрировано около 7,5 тысяч предприятий, организаций и учреждений различных форм собственности. Здесь расположены 73 учебных заведения, 14 медицинских учреждений, 94 спортивных сооружений и детских спортивных площадок, 18 учреждений культуры, 21 сквер и парк, более 80 памятников истории и культуры.
Октябрьский район города Кирова образован Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 мая 1962 года.

Район занимает северную часть города. В его границах - 74 сельских населенных пункта.

Это самый крупный район города Кирова по территории - 274,2 квадратных километра, занятых предприятиями, жилыми кварталами, дорогами, зелеными зонами. Здесь трудятся, учатся и отдыхают более 160 тысяч кировчан.

На территории района расположено более 4600 жилых домов; свыше 3000 предприятий различных форм собственности; 5 государственных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования; 48 образовательных учреждений, в том числе 2 высших учебных заведения.



Паводок-2017: ждать ли «сюрпризов»?

Каким будет для кировчан половодье-2017, к чему надо готовиться, «всплывут» ли наплавные тротуары, всех ли желающих смогут принять пункты временного размещения – об этом и не только в интервью первого заместителя главы администрации города Кирова Ирины Щеголевой

Щеголева.jpg

- Ирина Геннадьевна, для начала давайте вернемся в весну 2016 года. Почему тогда во время паводка возникли проблемы?
- Потому что вся подготовка к паводку-2016, весь комплекс мероприятий были ориентированы на прогнозные цифры, которые давал Гидрометцентр. Иными словами, понадеялись на прогноз синоптиков. Этот прогноз несколько раз менялся, но оставался в пределах 4 – 5 метров уровня подъема воды. В реальности же паводок в прошлом году достиг отметки 5,93 – то есть почти на метр больше. И это вызвало сразу целую цепочку проблем – необходимость привлечения дополнительного числа спасателей, техники, плавсредств, выделение дополнительных патрульных бригад, экстренное решение вопросов по транспортировке людей, которые находились в затопленных территориях, по организации питания, по защите электросистем зданий от проникновения воды.
Как понимаете, весь этот клубок просто невозможно «размотать» за день - два. Поэтому две недели паводка-2016 оказались крайне сложными, напряженными и для жителей, и для всех служб жизнеобеспечения города. И в этой ситуации специалисты – я хочу это подчеркнуть – работали действительно на совесть. Многие от начала и до конца паводка не покидали свои рабочие посты, большую часть суток находясь в затопленных районах, оперативно разрешая любые ситуации. Не случайно жители Вересников до сих пор благодарят спасателей за ту помощь, которую они оказали год назад.

- Какие выводы сделаны из прошлогодних ошибок?
- Главный вывод - надейся на лучшее, но готовься к худшему. В текущем году принято решение независимо от метеопрогнозов готовиться к максимальному паводку, какой был зафиксирован в 1979 году – 6,38 метра. Пока что синоптики «обещают» 4,4 – 5,4 метра. Вроде бы, и погодные условия благоприятствуют – нет такого стремительного и одномоментного таяния, к в прошлом году, когда вода пошла, а земля была еще не готова из-за промерзания.
В этом году благодаря перепадам температур в марте и апреле снег существенно осел, то есть резкого таяния нет, а земля успела более-менее «отойти». И если в 2016-м уже на момент вскрытия реки уровень воды был выше «нулевого поста», то в текущем году – ниже. Это всё позволяет надеяться на «мягкий» паводок. Но повторюсь – мы готовимся к максимально большой воде.

- А хватает ли у города средств и ресурсов для «мягкого» прохождения паводка? И что конкретно сделано в его преддверии?
- И средств хватает, и ресурсов. Другое дело, что объем работы очень большой, и было бы наивным рассчитывать на выполнение всех этих работ в течение, например, недели. Надо понимать, что выше человеческих сил не прыгнешь и 48 часов в сутки не уместишь. Именно поэтому мы начали готовиться к паводку еще с января, задолго до «плюсовых» температур - каждой отраслевой службой были разработаны детальные, пошаговые графики работ – и мы двигались по этим графикам.
На сегодня у нас практически всё запланированное сделано. Завершено обустройство наплавных тротуаров – сейчас подрядчики сдают свою работу. Подготовлена спасательная техника (5 машин), техника для перевозки людей (специализированный полноприводный автобус ПАЗ), зарезервированы 39 пунктов временного размещения, которые при необходимости одновременно смогут принять 1500 человек. Решена проблема со сбором мусора, которая дала о себе знать во время прошлого паводка, когда вода подняла с улиц весь неубранный мусор – и зоны затопления превратились в большую помойку. В этом году, во-первых, заранее организована уборка затопляемых территорий, во-вторых, на границах зон подтопления устанавливаются большие контейнеры, куда можно будет складировать отходы.

- Предложено ли людям переселиться с затопляемых территорий? Многие ли приняли предложение? Если нет – почему? Как объясняют это сами жители?
- Предложено, как и в предыдущие годы. Но за последние 10 – 15 лет только один раз – в 2016 году – жители (44 человека) заявили о желании переехать в места временного размещения. В текущем году о таком решении сообщил пока только один человек. Это понятно и объяснимо – люди не хотят оставлять свои дома, не хотят менять устоявшийся уклад жизни. Поэтому мы стараемся сделать все возможное для того, чтобы свести к минимуму влияние паводка на жизнеобеспечение города.

- Недавно в соцсетях и СМИ были размещены фотографии тротуаров, которые сооружаются в Вересниках. Жители возмущаются, что рабочие привезли бревна, бросили их – и забыли, никаких работ в течение недели - двух здесь не велось, тротуары никто не делал. Контролирует ли кто-то проведение работ в рамках подготовки к половодью?
- Сама технология монтажа наплавных тротуаров такова, что сначала на территорию микрорайона завозятся бревна (под весь запланированный объем работ), укладываются на землю, затем скрепляются между собой скобами и проволокой. А уже потом сверху наколачивают доски. Далее, чтобы тротуары не смыло водой, вся конструкция фиксируется к металлическим столбам.
Так вот бревна в полном объеме завезли, уложили (что на самом деле и разумно – нерационально было бы гонять транспорт за каждой следующей партией бревен). И прежде всего начали делать тротуары на участках самого высокого риска – то есть там, куда вода придет в первую очередь.  Затем – поэтапно – на всех других участках. Эти работы выполнялись строго по графику и практически в ежедневном режиме контролировались руководителями территориальных управлений и специалистами администрации областного центра. Так что никто ничего не «забыл».
Вместе с тем ремонт уже существующих тротуаров (или их участков, требующих замены), действительно, в текущем году был начат с задержкой, но связано это исключительно с погодой – ждали тепла, когда тротуары оттают. Сейчас эти работы вошли в график, обустройство тротуаров, как я уже сказала, завершено, в настоящее время идет приемка работ у подрядчиков и устранение недостатков, обнаруженных в ходе приемки.

- А если во время паводка обнаружатся недостатки в конструкции наплавных тротуаров?
- Подрядчик будет устранять их за свой счет. Вообще же, по заключенным договорам, деньги за выполненные работы подрядчикам перечисляются спустя 30 дней после сдачи объектов – то есть уже после паводка. При этом установлен гарантийный срок службы тротуаров – 1 год. В течение всего этого периода мы можем потребовать устранения изъянов за счет подрядчика.

- Жителей волнует, всплывут ли наплавные тротуары? Говорят, что в текущем году для них завезены березовые бревна, а береза утонет…
- Во-первых, все-таки большая часть тротуаров делается из сосны – и на снимках, размещенных в соцсетях, это видно. Во-вторых, бревна из деревьев лиственных пород всплывают так же, как хвойные.

- Сколько все-таки тротуаров будет проложено в затопляемых территориях? К каждому ли дому будет подход?
- Общая площадь тротуаров составила более 2500 кв. м. Глава администрации города поставил задачу обеспечить подходы к каждому дому, и эта задача сейчас выполняется. Но надо понимать, что если подход к каждому дому – это обязанность муниципалитета, то подход непосредственно к каждому подъезду – обязанность управляющей компании, городской бюджет просто не имеет права расходовать средства на обустройство дворовых территорий. Поэтому мы сейчас ведем контроль за работой управляющих компаний, которые и должны «соединить» каждый конкретный подъезд с тротуарами, проложенными по территории микрорайона. Проблемы здесь пока есть: на улице Лесозаводской, Мебельщиков, в переулке Крайнем работы идут вяло.
При этом и управляющим компаниям, и обслуживающим организациям обозначен срок исполнения основного объема работ до 1 мая.

- Как в затопляемых территориях будет организована работа общественного транспорта? Будут ли работать магазины, столовые?
- Общественный транспорт до момента затопления будет работать по прежнему графику и прежним маршрутам. На период максимального подъема воды разработаны специальные схемы передвижения автобусов – об этом жители будут информироваться по системам наружного оповещения, через СМИ. Информационные сообщения будем размещать и на уличных стендах, в социальных объектах, в местах массового пребывания людей.
Магазины, точки общепита тоже будут работать до тех пор, пока вода в буквальном смысле не «перешагнет порог». А затем будет организован подвоз продуктов питания на плавсредствах.

- Жители Вересников рассказывают, что в прошлом году во время половодья были факты грабежей и мародерства. Кроме того, зафиксирован смертельный случай – утонула женщина. Сообщалось, что ранее она была вывезена из затопляемой зоны, однако затем сама вернулась туда и на момент трагедии находилась в состоянии алкогольного опьянения. Предусмотрено ли патрулирование дежурных бригад по затопляемым территориям?
- Патрулирование велось и в прошлом году, будет и в этом, причем круглосуточно. И количество, и протяженность патрульных маршрутов полиция планирует увеличить. Кроме того, к дежурству будут привлечены дружинники. В круглосуточном режиме будут работать и специалисты территориальных управлений города. Надеемся, что фактов, о которых вы говорите, удастся избежать. Вместе с тем жители должны понимать, что личная безопасность – это в том числе зона ответственности их самих, в плане осмотрительности и соблюдения элементарных правил безопасности. К каждой квартире, к каждому жителю человека в погонах не приставишь.

- В какие числа ожидается пик паводка?
- Это невозможно спрогнозировать точно. Были годы, когда пик паводка приходился на последние числа апреля, были – когда на 9 – 10 мая. В прошлом году пик прошел 4 – 5 мая. Как поведет себя «большая вода» сейчас, учитывая погодные условия, сложно сказать. За последние два дня рост идет на 10 – 11 см каждые сутки, и на данный момент уровень воды в Вятке составляет 167 см. Но повторюсь, что к паводку мы готовы, поэтому не так важно, когда наступит пик, в любой момент будут включены все системы, все силы и средства.

Зима нечаянно нагрянет


Симаков_2104.jpg


Интервью начальника городского управления благоустройства и транспорта Вячеслава Симакова о работе дорожников во время прошедшего снегопада, о проблемах и выводах.

- Вячеслав Николаевич, вчера, 20 апреля, зима в Кирове в прямом смысле наступила неожиданно, город оказался в транспортном коллапсе. С вашей точки зрения – самые главные причины и проблемы…

- Прежде всего отмечу, что я лично видел, как еще накануне, 19 апреля, то есть до снегопада, спецтехника посыпала дороги противогололедными материалами (ПГМ) - чтобы, когда начнется снегопад, ПГМ сразу начали «работать» - растапливать снежную массу. Однако местами высота снежного покрова составила до 40 см. Причем снег был «сухой», в связи с чем на дорогах сразу образовалась гололедица. А как вы понимаете, подавляющее большинство транспорта (и общественного, и личного) уже «переобуто» в летнюю резину, соответственно весь этот транспорт на подъемах начал буксовать. В результате и спецтехника, которую мы с утра же вывели на подсыпку, просто стояла в пробках. Мы направили на городские трассы 4 тягача в помощь буксующим машинам. Это улучшило ситуацию, но не кардинально.

В полдень мы объявили план «Буран», обратились к автовладельцам с просьбой отказаться от поездок на личных авто, - как раз с тем, чтобы освободить дороги для проезда снегоуборочных машин. Однако особого отклика это обращение не получило. Плюс многие автовладельцы оставили авто на обочинах дорог, что крайне затрудняло работу спецтехники. К слову, в общей сложности вчера на улицы Кирова вышло 98 единиц спецтехники, большая часть - к вечеру, когда трассы более-менее освободились от потока машин.

Причем мы договорились с подрядчиками, что к уборке снега подключится вообще вся их техника, даже та, которая задействована на других объектах, - то есть сверх муниципального контракта. И вся техника, действительно, передвигалась по городу с опущенными отвалами (ножами).

- И все-таки – только ли по объективным причинам возник дорожно-транспортный коллапс? Или можно было отработать более оперативно и качественно?

- На самом деле ситуация не была такой уж неожиданной. Еще накануне, 19 апреля, получив прогноз погоды, мы дали команду всем подрядным организациям подготовиться к снегоуборке – перевести технику на зимний режим. И большинство подрядных организаций сделали это. Кроме одной.

- …Которая как раз и обслуживает центральные улицы областного центра? Вы имеете в виду САХ?

- Да. Поэтому городские окраины у нас оказались в лучшем состоянии, чем центр города.

- Почему САХ не выполнил вашу команду?

- Вопрос экономики. Переоборудование техники – это и финансовые, и временные затраты. На понимание: только для того, чтобы повесить отвал, нужно не менее 2-х часов. И так по каждой машине. Понятно, что подрядчику это невыгодно. И в данной ситуации мы можем настаивать, требовать, ругаться с ним – но физически как его заставишь? Не выведешь ведь его технику на улицу «за веревочку». Поэтому вчера мы обратились к другим подрядчикам, попросили дать технику и на те участки, которые обслуживает САХ. Подрядчики откликнулись, помогли.

- Но подрядчики, в том числе САХ, работают по муниципальному контракту. Должны же быть какие-то меры воздействия на него.

- Меры есть. И они будут применены. Но это - потом, по итогам некачественного выполнения работы. А вчера, в пик снегопада и метели, мы получили то, что получили. 

И сегодня ситуация со стороны САХ тоже отрабатывается не лучшим образом. Вчера мы дали установку, чтобы 21 апреля с 3 до 6 часов утра подрядчики обеспечили максимальное количество техники на тротуарах и дорогах. Я сегодня с 3 часов утра начал объезд областного центра – от САХ увидел лишь 8 машин, тогда как у этого подрядчика только КДМ – 9 штук, а плюс тракторы МТЗ, плюс грейдеры… То есть в лучшем случае на улицах работает только 30% техники «Спецавтохозяйства».

- Если отвлечься от вчерашней ситуации. По мнению многих горожан, в текущем году город вообще чистился от снега хуже, чем в предыдущие зимы. Это тоже связано с работой САХ?

- В том числе. До 2017 года у нас был генеральный подрядчик по содержанию улично-дорожной сети – муниципальное предприятие «Гордормостстрой». За ним было закреплено максимальное количество участков улично-дорожной сети, в том числе центр города, и мы в любой момент могли потребовать от генподрядчика увеличения числа техники на улицах, расширения объемов работ. Однако по настоянию общественности (в том числе региональной Общественной палаты, кировского отделения ОНФ) на 2017 год мы отказались от такой схемы работы – и разбили все городские дороги и улицы на лоты, провели аукционы. Центральная часть города по результатам аукционов досталась «Спецавтохозяйству», которое, как мы теперь видим, не справляется с нештатными ситуациями – в том числе и по причине недостатка имеющейся у этого подрядчика спецтехники, и в связи с банальным желанием подрядчика экономить деньги.

- Ваша оценка работе дорожников вчера и сегодня?

- По периферии – удовлетворительно, по центру города – «неуд».

- Как думаете, в Москве, например, такой дорожный коллапс из-за снегопада был бы возможен? 

- Совсем недавно по центральному телевидению прошли сюжеты, как в Москве во время снегопада практически на всех трассах машины буксовали. При том что в Москве на каждый квадратный километр приходится 6,7 единиц спецтехники. В Кирове – 0,63 единицы. То есть в 10 раз меньше.

- Какие-то выводы после вчерашнего «апокалипсиса» будут сделаны?

- Конечно. Всё будет отражено и в оценке работы подрядчиков (и соответственно в расчетах по контрактам), и в построении дальнейшей работы с ними.






Ирина Рубцова: что такое «архитектурная порядочность»


Рубцова на заставку.jpg












- Ирина Васильевна, часто в адрес администрации звучат упреки о выдаче разрешений на застройку исторической части города. Есть мнение, что администрация не защищает его исторический облик…

- Могу сказать, что мы делаем все возможное для защиты исторического облика нашего города. Статус исторического поселения утвержден министерством культуры, но вся подготовительная работа – и содержательная, и организационная - была выполнена по заданию администрации города нашим учреждением. И если раньше, при том что ограничения по высоте предусматривались в правилах землепользования и застройки, была все же возможность обратиться за разрешением на отклонение от предельных параметров, то с декабря 2015 года, когда в градостроительное законодательство были внесены изменения, в границах исторического поселения отклонения от предельных параметров не допускаются. Так что установление статуса исторического поселения – большое и важное дело, которое мы начали и довели до конца.

- Но тем не менее разрешения на строительство в исторической части выдаются?

- Дело в том, что есть установленная федеральным законодательством процедура выдачи разрешений на строительство, и ни одного «лишнего» документа мы потребовать не вправе. Не можем мы и задавать «лишних» вопросов. У нас были случаи, когда застройщики, недовольные нашими отказами в выдаче разрешения на строительство, подавали заявления в суды и эти суды выигрывали. Причем иски были связаны не только с выдачей разрешения на строительство, но и с предоставлением земельных участков под застройку. По некоторым участкам, расположенным в центральной части города, мы судились годами.

- Можете привести конкретные примеры?

- Спасская, 5. Разрешение на строительство выдано по решению суда в 2015 году. Это несмотря на то, что объект не получил положительного заключения градостроительного совета. Причем заседание совета проводилось не только в администрации – мы выезжали на место, осматривали территорию, убеждали собственника земельного участка, что если строить объект, то делать это надо деликатно, сохраняя вид на крепостной холм, если смотреть с юга на север и вид на Трифонов монастырь со смотровой площадки с верхнего уровня.  Но в итоге он обратился в суд - и суд обязал нас выдать разрешение.

Сейчас там идет стройка, которой обеспокоены многие кировчане. Общественность волнует, как будет выглядеть этот объект и панорама нашего Трифонова монастыря. Тем более что стройка расположена близко к лестнице, ведущей к Кремлевскому холму –просматриваемость территории монастыря по окончании строительства, конечно, изменится.

- Но ведь еще можно уменьшить высотность здания?

- Если разрешение на строительство выдано, то отменено оно может быть, если выдавалось с нарушением. Министерством культуры предмет охраны исторического поселения был утвержден в декабре 2015 года, когда разрешение уже было выдано. Закон обратной силы не имеет. Можно только апеллировать к доброй воле и разуму застройщиков, к их «архитектурной порядочности». Но для застройщиков в большинстве случаев финансовая составляющая играет большую роль, нежели общественное мнение.

- Насколько вообще жестко в законе прописаны критерии выдачи разрешения на строительство? Насколько этот процесс зависит от личной позиции специалиста администрации?

- Все документы, которые должен предоставлять застройщик для получения разрешения, указаны в законодательстве и обсуждению не подлежат. При поступлении заявления проверяется наличие необходимых документов и соответствие материалов проектной документации градостроительному плану земельного участка. В случае, если у застройщика есть положительное экспертное заключение на проект, оспаривать его бесполезно. Нравится или не нравится нам проект – это наше личное дело.

Так получилось, например, со строительством здания на Володарского, 143, - когда при наличии положительного экспертного заключения мы видели и понимали, что происходят неправильные вещи: по проекту в границах земельного участка не было предусмотрено ни одной детской площадки, ни одной стоянки, вообще ничего! И площадь участка практически равнялась площади дома, а на период строительства предполагалось занять территорию улицы. Как и случилось в итоге. К сожалению, наши доводы не были услышаны судом.

Почему, на Ваш взгляд, сложилась практика, что суды в таких случаях встают на сторону застройщика?

- Здесь существует два аспекта. Первый – застройщик «укладывается» во все предусмотренные с юридической точки зрения процедуры, и получается, что по закону отказать ему нет оснований. Второй – есть эксперты, мнение которых строительная организация представляет в суде.

- Может быть, вам тоже следует более активно и жестко отстаивать вашу позицию, ваши требования?

- Мы сталкиваемся с ситуацией, когда, с одной стороны, городская власть должна защищать исторический облик города, а с другой – обязана сокращать административные барьеры. Нас, например, неоднократно упрекали в том, что согласно муниципальным правилам при проектировании нового объекта требуется вести расчёт плотности по земельному участку, а не по кварталу. Дело в том, что зачастую расчет плотности по кварталу не показателен для конкретного участка (*плотность застройки - суммарная площадь зданий и сооружений на единицу территории). И мы ввели такое требование как раз для того, чтобы избежать ситуаций, когда дом построили – а никакую инфраструктуру рядом (ни детскую площадку, ни автостоянку) построить уже невозможно просто потому, что нет места.

- Вы оценивали ситуацию в других регионах?  Есть субъекты, где суды более лояльны к мнению городских властей?

- Ситуация примерно везде одинакова. Суды руководствуются буквой закона, чьи-то «мнения» здесь не играют особой роли. Могу привести такой пример: около года назад представитель прокуратуры на федеральном уровне заявил – мол, не понимает, что это за орган такой - Градсовет.

Между тем в состав Градсовета (в Кировской области он создан на уровне губернатора) входят эксперты, которые могут объективно оценивать процессы в сфере градостроительства. В этой сфере нельзя замыкаться только на бумажках, на документах – необходимы взгляд, мнение думающих и грамотных специалистов. Тем более что сейчас на этом поле много таких «игроков», которые называют себя экспертами, но при этом не имеют даже профильного образования и квалификации. Однако за деньги выдают застройщику такое заключение, какое ему нужно. И потом эти люди приходят к нам - и на основании каких-то сомнительных бумаг, составленных ими же, начинают убеждать нас.

- Часто в СМИ, в соцсетях звучит: «В Кирове снесено еще одно историческое здание». Правда, затем выясняется, что этого здания в списке объектов культурного наследия нет и не было. Каковы критерии «историчности»? Можно ли каждое старое здание назвать историческим?   

- Объекты культурного наследия делятся на две категории: памятник истории и памятник архитектуры. Категория «памятник истории» связана с пребыванием в данном месте какой-то исторической личности. Есть мнение, что в таком случае можно ограничиться памятной табличной на здании. Если здание с точки зрения его конструктивных характеристик для дальнейшего использования непригодно, то можно придумать способы, чтобы сохранить историческую память. Известно, например, в каком состоянии находится дом архитектора Чарушина (хотя архитектора подобного масштаба в Вятской губернии больше не было и, возможно, уже не будет).

Что касается ценных архитектурных объектов, здесь важно сохранить именно здание или по крайней мере восстановить его по обмерочным чертежам (хотя лично я не сторонник «новоделов»). Главное – чтобы восстанавливали люди, разбирающиеся в этом.

- Можете привести удачные, на Ваш взгляд, примеры восстановления исторического здания?

- Такие объекты есть. Прежде всего – Герцена, 1, где владелец проделал серьезную работу безо всякой помпы, а потом повторил тот же опыт на Октябрьском проспекте. Кроме того, у него, насколько мне известно, есть намерения провести работы на перекрестке улиц Герцена и Карла Маркса. К сожалению, пока этот вопрос трудно продвигается, поскольку это здание почему-то попало в охранную зону дома на Копанском. Также есть человек, заинтересованный в восстановлении торговых рядов рядом с Приказной избой.

Вообще у нас каждый может иметь свое мнение о том, что называть историческими зданиями. Некоторые так называют и «хрущевки», я не говорю уже о зданиях, построенных в период «сталинского классицизма» – они интересны, если к ним приглядеться, а если отремонтировать, то будут выглядеть шикарно. Но все же оценивать степень «историчности» и принимать решение о сохранении здания могут только эксперты.

- Один из примеров восстановления – это работы, которые ведутся в здании торгового центра «Фабрика». Как Вы оцениваете их?

- Положительно. Всем известно, что произошло с этим зданием при прежнем владельце. Мы направляли в соответствующие органы обращения с просьбой разобраться с незаконной реконструкцией, на что получили ответ: «Докажите, что там была реконструкция». …А сейчас работы там ведутся под руководством очень известного и уважаемого архитектора Елены Гуриной, которая всегда отстаивает свою позицию как перед застройщиком, так и перед иными лицами.

- Если пройтись по нашему городу, то можно увидеть, что разные эпохи оставили на его территории разный след. Оставит ли какой-то архитектурный след наше время?

- Безусловно, оставит. Я сама не кировчанка - приехала в Кировскую область 30 лет назад после окончания Свердловского архитектурного института. И я помню город, который меня поразил тогда какой-то невыразительностью, серостью. Считаю, что за последние 20-25 лет он сильно изменился в лучшую сторону. О вкусах не спорят, конечно, кому-то что-то нравится, для кого-то это совершенно неприемлемо. Но с точки зрения архитектурных канонов в Кирове сейчас есть свои «изюминки». Многие кировчане не замечают их, но они есть.

- Например?

- Часть улицы Спасской у нового кукольного театра с восстановленными в стиле историзма зданиями. Или гостиница «Хилтон», или реконструированное здание ЦУМа, которые дали Октябрьскому проспекту «свежее дыхание».

- Много споров ведется в последнее время вокруг вопроса необходимости так называемых архитектурных доминант. Как Вы считаете, нужны они нашему городу?

- Архитектурные доминанты нужны любому городу. Что это такое? Если затронуть исторический аспект, то в давние времена такими доминантами являлись церкви. Человек по колокольням и куполам мог ориентироваться, где он находится, понимал город: здесь центр, а здесь – периферия. Это крайне важный момент, в том числе для эмоционального состояния жителей: человек, которому сложно ориентироваться в городском пространстве, как правило, пребывает в подавленном состоянии или даже в состоянии агрессии. Доминанты должны обозначать структуру города. Что такое те же «сталинские высотки»? Они показывали направление развития Москвы в рамках радиально-кольцевой системы. Этот подход применялся во все эпохи. Другое дело, что доминанты нужно ставить грамотно, обоснованно, и заниматься этим должен профессионал.

- А в Кирове эти доминанты ставятся правильно?

- Я бы не сказала, что совсем правильно, так как для этого нужно проводить серьезный предварительный анализ. Но и критиковать сильно ситуацию с архитектурными доминантами в Кирове я бы не стала. Могу сказать, что в нашем городе были различные проекты. Один из них, к примеру, предусматривал строительство высотки на месте дома-музея Циолковского. Но доминанты не ставят в низинах, доминанты – это всегда подчеркивание рельефа. Возьмите любой древний город – он построен на холмах. Это делалось в том числе для того, чтобы была понятна структура города, чтобы присутствовала многоуровневость, многопанорамность.

- В современном градостроительстве есть еще одна «вилка»: многоэтажная застройка (по примеру таких микрорайонов, как Чистые пруды, Солнечный берег, Озерки) и малоэтажная пригородная застройка. Можно долго обсуждать их плюсы и минусы, но какой из них, на Ваш взгляд, эффективнее в условиях конкретного города – Кирова?

- Любая застройка должна быть продуманной и логичной. Каждый застройщик, приступая к реализации того или иного проекта, определяет контингент покупателей. Необходимо учитывать и контраст: переход от высотной застройки к малоэтажной должен быть плавным. Все это определяется, исходя из характеристик территории. Есть мнение, что наиболее комфортная среда создается в малоэтажной и среднеэтажной застройке. Управляемость в малоэтажной застройке выше, потому что там люди лучше знают друг друга. А у нас, к сожалению, часто живут по принципу: «С соседом не ссоришься – себя не уважаешь». Мне один депутат Законодательного собрания пишет: «Почему у территории нет границ? Людям даже шлагбаум негде поставить». Но подумайте – это же дикость: ставить шлагбаумы, заборы, отгораживаться от соседей. Мы же в одном городе живем, среди земляков, а не на вражеской территории…

- Можете ли Вы сказать, что с точечной застройкой в Кирове покончено?

- А я никогда не понимала этого термина. Даже в том случае, если идет о комплексном освоении территории, то оно начинается с одного – самого первого - дома. Тоже «точечная» застройка?

Если серьезно… К сожалению, в Кирове очень долгое время доминировало земельное законодательство, а градостроительный подход игнорировался как излишний. И до сих пор результаты такого подхода ощущаются всеми.

В 80-х – начале 90-х на все городские кварталы разрабатывались проекты детальной планировки, результаты реализации которой мы сейчас видим – достаточно грамотно «посаженные» детские сады, школы, торговые объекты – всё просчитано и обосновано.

В чем и отличие от «точечной застройки», если за таковую принимать застройку уплотнения, то есть возведение зданий там, где их уже и не надо бы возводить. Не случайно же и смысл «точечной» застройки, как правило, в получении дополнительной прибыли застройщиком.

И здесь надо понимать, что сегодня в основном землю под строительство предоставляет не городская администрация – застройщики выкупают жилые помещения и земельные участки у частных собственников и затем реализуют на этих землях свои проекты. И их не особо волнуют «минусы» точечной застройки

- Насколько удобна такая застройка?

- Конечно, неудобна. Причем обычно ведь дискомфорт вызывает не столько высота здания, которое строится рядом с твоим домом, сколько тот факт, что на этом участке из-за плотной застройки не будет ничего: ни стоянки, ни детской площадки.

Вот в этих условиях мы продолжаем настаивать на том, чтобы считать плотность не по кварталу, а по конкретному участку, о чем мы уже говорили сегодня. Еще лет 30 назад это можно было делать по кварталу, но тогда ничего не было разделено - школы не были обнесены заборами (и можно было пойти на школьный стадион побегать), можно было прийти на площадку детского сада со своим ребенком. Но тогда и строительство велось государством, и в проектных организациях работали все-таки профессионалы, кто бы что ни говорил.

А сейчас что мы имеем? Человек выходит во двор дома - и не знает, куда пойти. И если рядом нет ни сквера, ни детской площадки, ни просто лужайки, свободной от автомобилей, - жить в таких условиях не очень радостно.

Поэтому, конечно, при проектировании и строительстве все нормативы надо просчитывать очень жестко, потому что в итоге-то это отражается на качестве жизни каждого конкретного человека.

- Неудивительно, что наиболее массовые и резонансные общественные слушания в администрации города проходят именно по вопросам, связанным с градостроительством. К слову, помогают ли Вам в работе публичные слушания? Полезен ли вообще этот институт?

- Мы проводим публичные слушания по шести типам документов. В том числе это Генеральный план города, который создается на 20 лет, Правила землепользования и застройки, документация по планировке территории, где, в том числе, закладываются красные линии будущих улиц, которые будут «жить» сотни лет.

Сегодня к публичным слушаниям, действительно, повышенное внимание. Другое дело, что больше всего люди приходят опять-таки по своим «точечным» моментам, которые связаны с их собственными интересами. К обсуждению вопросов общественной значимости подключаются, к сожалению, не столь активно. А от этого многое зависит.

Достаточно сказать, что, мы не смогли, как планировали, в 2015 году внести поправки в правила землепользования и застройки, которыми были бы запрещены изменения допустимых параметров в части увеличения высоты объекта и плотности застройки – мы тогда не получили достаточную поддержку. И сейчас такие ограничения действуют только в историческом поселении.

Поэтому нам бы хотелось, чтобы кировчане активнее участвовали в публичных слушаниях. Чтобы активнее и четче представлял свое мнение депутатский корпус. Я уже говорила о том, что когда мы выносим на Думу изменения в Генеральный план и ПЗЗ, часть депутатов с документами даже не знакомы, поскольку не участвовали в публичных слушаниях.

Но в целом отмечу, что горожане стали более грамотными в вопросах градостроительства. Есть те, кто принимает участие практически во всех слушаниях. Уверена, что от этой активности во многом зависит и качество принимаемых решений. Важно задать вопрос вовремя, а не после того, как решение уже состоялось.